Наши отвратительные российские межнациональные отношения. Взгляд кавказца

b_480_320_16777215_00_images_18_09_-1024x692.jpgНастало время поговорить о наших многочисленных проблемах, о тупике, в котором мы находимся. Говорить иногда деликатно, иногда нелицеприятно, но всегда честно, без лицемерия. Мы должны сесть за для всех круглый стол переговоров, вытащить на свет наше многовековое грязное белье взаимных обид, непонимания и недоверия, вывернуть все наизнанку, изучить, вытряхнуть, вычистить, продезинфицировать.


Огромная страна, проблемная страна. Одна из самых главных проблем, касающаяся каждого из нас - наши отвратительные российские межнациональные отношения.


Сейчас и в обозримом историческом прошлом каждый руководитель государства российского, в лучшем случае пренебрегал, чаще же усугублял, туго затягивал "гордиев узел" национального вопроса, запутывая клубок этих проблем. Оставим сегодня за рамками этого разговора на протяжении веков царские неоправданно жестокие и нелогичные, поступью слона в посудной лавке потехи по усмирению, замирению, принуждению к повиновению и прочие прелести российской колониальной политики в отношении инородцев. Весь этот грохот и все эти разрушения имели всегда резкий отрицательный результат: ответом на насилие всегда были ненависть и сопротивление…


Поговорим мы о нашей реальности, реальности двадцать первого века. Каковы наши взаимоотношения, отношения тех, кто вынужден, обречен жить, если и не вместе, по крайней мере, рядом в одной стране?


Взять, чтобы сразу быка за рога, начну предметный разговор с вопроса:

Люблю ли я, среднестатистический кавказец, русских?

И должен ли я любить русских?

Любишь ли северокавказцев, ты, среднестатистический русский?

Должен ли ты, Иван, Петр или Сергей чувствовать теплые симпатичные чувства ко мне, к любому другому Адаму, Ахмату или Азамату?

Насколько мы далеки друг от друга, какова глубина и ширина пропасти нашего взаимного неприятия, нашей неприязни. Сожжены ли все мосты?

Попробую ответить на эти остротрепещущие вопросы наших кавказско-русских и русско-кавказских отношений.


Мой русский сосед, когда всеми правдами и неправдами твои цари, затем твои генсеки и вот отставной подполковник твоими и твоих дедов руками, ценой рек твоей и твоих предков крови, мостя твоими и твоих предков костями горные склоны и долины чужих неприветливых сторон и стран, собирали и собрали все близлежащие территории, в потугах тщетных строительства нового третьего Рима, каждый раз получался не Рим, получалась тюрьма народов. Иногда тюрьма-пыточная, иногда - зона общего режима, в коих ты, русский доверчивый Иван, со своей Марьей и вашими детьми были пожизненными сидельцами, без права выхода на свободу, без мечты, без лучика надежды.


Возможно, мог бы я сказать, что черт бы с тобой, Иван, что твой это выбор быть осужденным на кабацко-тюремную рабскую угарно-пьяную жизнь задолго до своего рождения, что это тебе хлебать эту мерзость.

Но… два огромных по стойке смирно, восклицательных «НО».

Первое «НО»: ну, не верю я, что это твой по доброй воле выбор, - жизнь существа забитого, одураченного, подневольного.

Второе «НО»: ровно в таком же положении, что и русские, находимся и мы представители других народов согнанных без согласия в эту тюрьму, и нашим детям так же сидеть в этой безнадеге, если наших детей не убьют мусора, с формулировкой и обоснованием «за предполагаемую принадлежность или предполагаемое желание» и так далее…


И находимся мы с тобой, русский, кавказец, другой нацмен, сто с лишком миллионное население страны за колючкой: безликие среднестатистические бедолаги - обитатели беспредельной зоны России-Матушки. Не живем, а тянем горькие пожизненные срока в этой самой пыточной тюрьме, иногда с переводом в зону общего, не очень строгого режима. Смены тюремного режима мы называем то оттепелью, то застоем, а когда и перестройкой…

Ужесточение или послабление режима зависит только от личности царя или вождя, от того, кто стоит на тот исторический момент у кормила химерической провальной пародии на великие империи давно минувших веков, но никак и никогда от нас, потомственных заложников и терпил.


Русский товарищ, не всегда ты был таким скотски униженным, была и другая государственная форма и организация на Руси за многие века ее истории.

Пример: Господин Великий Новгород.

Новгородский народ принимал реальное участие в управлении государством через Вече, прекрасный и очень передовой на тот момент способ парламентского, представительского государственного устройства, управления: народ сам нанимал на службу князя и изгонял этого князя, в случае ненадлежащего исполнения тем князем своих служебных обязанностей служить народу Великого Новгорода. Те свободные люди тоже твои предки, как, к сожалению, и те барские холопы, кои были бесправными закрепощенными рабами.


Тебе ведь не может нравиться быть вечным рабом, порабощающим для своих господ другие народы. Неужели не осталось в тебе духа вольности, свободы от Господина Великого Новгорода? Неужели ярмо навеки приросло к твоей шее?

Если ты, русский народ, не станешь решать свою судьбу сам, гуртом, сообща, у тебя не будет хорошего вождя!

Никогда!

Ни добрый царь-батюшка, ни Путин-Лилипутин-который-поднимает-тебя-с-колен, ни жирик, ни зюганчик, ни леха-борец-с-коррупцией, ни ксюха-аристократка-артистка не станут тебе заботливыми и рачительными служителями: ты испортишь самого лучшего из них, посадишь себе на выю.

Ну, признайся, всегда умеешь ты, твои представители, вознести даже серую эФэСБэшную Моль себе на голову.


Очнись, проснись, скинь всех и разом и управляй собой сам через народное вече. Нанимай президентов, министров, хоть из варягов, хоть из питерских подворотен, плати им хорошо, ведь твоя страна может платить – она богата, плати им хоть золотом, но поводок держи в своей руке, и держи его коротким.


НЕ СОЗДАВАЙ СЕБЕ КУМИРА! Вот тогда ни один из народов не захочет уйти от тебя, о одураченный русский народ!


Отвечаю теперь на вопрос: люблю ли я русских?

Русских из Великого Новгорода 12 -15 веков уважаю и люблю. Льва Толстого и таких, как он, - люблю.

Русских, которые порабощали народы и оставались при этом сами рабами, - не люблю. Тех, кто сегодня спит и лижет во сне путинские подошвы, – жалею и презираю. Точно так же, как своих кавказских кадыровых-магомедовых или сабанчиевых усердно служащих угнетателям и убийцам собственных народов. Вот и ответил я на сложный для себя вопрос.


Окончательный ответ за тобой, мой читатель, русский и нерусский. Русофоб я или все-таки человек желающий русскому народу добра, хотя бы потому, что благополучие моего родного Кавказа и его народов пока еще зависит от благополучия русского народа…

 

Источник