Nord Stream 2? Не мешайте им обанкротится!!!

b_480_320_16777215_00_images_18_10_1538662370_org_ffgd777.jpgКак писала газета «Süddeutsche Zeitung», Владимир Путин заверил канцлера Ангелу Меркель, что, если возникнет необходимость - Россия со своих собственных ресурсов готова финансировать строительство NordStream-2. При этом противодействие строительству второй нити газопровода по дну Балтийского моря является одной из основ польской внешней политики. И это естественно. Каждый серьёзный покупатель (и не только газа) должен иметь альтернативные каналы поставки.

 

Однако стоит задать вопрос: кто в битве за «Северный поток 2» имеет больше проблем, Польша, которая диверсифицирует свои поставки, или Россия, в которой из года в год становится все труднее зарабатывать на углеводородах. Давайте сравним ситуацию с российским экспортом пшеницы. В настоящее время Россия является ее крупнейшим экспортером в мире. Её экспорт увеличился - в количественном выражении - на 36%. Однако, если возьмём во внимание стоимость экспорта, она уменьшилась на 1,8%. Это означает, что Россия продает все больше и больше, но российские производители все меньше и меньше зарабатывают на экспорте. Если точнее, то государство дополнительно доплачивает за экспорт, например, за счет дотаций на перевозку, а также строит дополнительные хранилища. Мы видим ситуацию, которую экономисты называют неэффективными инвестициями.

Газ - это не пшеница, но принцип неэффективных инвестиций остается прежним. Возьмём, например, российский «Газпром». Недавно было 25 лет с момента создания газового гиганта. Россияне анализируют путь, который корпорация прошла в эти годы. Выводы отнюдь неоптимистичны. Несмотря на то, что за последние 18 лет российская экономика от экспорта углеводородов получила астрономическими 3,5 триллионами долларов, ее зависимость от экспорта нефти и газа не уменьшилась, а увеличилась. В 2000 году доля углеводородов в экспорте составляла 52%. Уже в 2017 году этот показатель составил 55%.

Это значит, что федеральный бюджет РФ все сильнее зависит от экспорта углеводородов. В 2000 году в бюджет поступило 25% дохода, в настоящее время – 40%. Конечно, проблема не в процентах, а в размерах поступлений. Нет сомнений в том, что в результате нефтяного бума у России было гораздо больше денег. Но она, вопреки заявлениям российских политиков, не создала в хорошие времена альтернативные источники пополнения бюджета. Они не подготовились к худшим временам, когда цены или спрос на российский газ будут гораздо ниже. Не изменили экономику структурно. Кажется, что Россия поставила все на одну «газовую карту».

Многолетние планы «Газпрома» предусматривают стабильный и значительный рост экспорта на европейский рынок. К 2035 году, по словам аналитиков группы, добыча будет падать в Европе, а потребление увеличится. В результате закупки европейцев возрастут с нынешних 300-325 млрд кубометров газа до 393-459 млрд. Именно исходя из этих расчётов российский гигант хочет 2027 году ввести в эксплуатацию восемь новых районов добычи углеводородов. Из которых три, которые расположены в Восточной Сибири, - отправляют газ в Азию. Остальные будут поставлять в Европу.

Как показывают практика последних лет, что факт владения газопроводом не означает его использование.

Трубопровод Сахалин - Хабаровск - Владивосток до 2016 года был заполнен менее чем 40%. Позже такие данные хранились в секрете. Собственно, не лучше было в случае с NordStream - в 2012 году было использовано едва ли 67% его пропускной способности, через год 57%, затем 35%, а в 2015 году всего 29%!!!!

Только в 2016-2017 годах труба была заполнена почти на 100%.

Аналогична ситуация с известным газовым соглашением с Китаем (которого на практике нет), но тем не менее Россия строит газопровод «Сила Сибири». Строит, платит все больше и больше, но нет никаких перспектив прибыли. Консорциум по строительству трубопроводов имеет 20-летнее освобождение от налогов, а «Газпром» получил аналогичные, только 15-летние. Более того, как сообщил бывший заместитель министра энергетики России Владимир Милов, долг российских компаний из сектора добычи углеводородов в Китай уже превысил 70 миллиардов долларов. Условия как кредитных, так и коммерческих контрактов являются наиболее тщательно охраняемыми секретами. По мнению Милова, после открытия в Китае огромных запасов сланцевого газа Россия никогда не сможет зарабатывать на поставках в Поднебесную.

Есть и другая проблема. «Газпром» сложно считать эффективно управляемой компанией. Если компания в 1999 добыла 546 млрд кубометров газа в год, то спустя 18 лет эта цифра уменьшилась до 472 млрд кубометров, в то время как штат сотрудников компании за это время увеличился с 298 тысяч до 467 тысяч человек.

В российских оппозиционных кругах широко распространено мнение, что рациональность многих проектов «Газпрома» равна нулю, и речь идет лишь о том, дабы хорошо и очень хорошо заработать на строительстве трубопроводов, станций сжатия газа и всей сопутствующей инфраструктуры. Уже в этом году оказалось, что затраты на строительство «Турецкого потока» составит на один миллиард долларов США больше, чем планировалось, а наземная (российская) часть NordStream-2 уже подорожала за последние три года на 25%. На бумаге, с точки зрения россиян, всё выглядит отлично. Расходы на доставку 1000 кубометров российского газа в Германию составляют около 400 евро, тогда как на сжижение и доставку такого же объема американского газа 500 евро. Разница не большая, но может так случится, что в ближайшие годы она быстро исчезнет. И что будет, если процесс развития европейского рынка будет не таким, как планирует «Газпром»?

Главной причиной может стать даже значительное увеличение доли возобновляемых источников энергии в энергетическом балансе основного покупателя и важнейшего партнера России - Германии, который был зафиксирован в нынешнем коалиционном соглашении. В соглашении есть пункт о том, что партнеры по коалиции будут стремиться увеличить объёмы до уровня 66% в 2030 (с нынешних 33%). Если это произойдет, стратегия «Газпрома» будет под большим знаком вопроса. Вместо стабильного роста будет наивысшая стагнация спроса.

Другим фактором является Катар, который недавно объявил, что хочет увеличить экспорт газа с 77 до 100 млрд. куб.  Речь идет о сжиженном газе, который в основном поставляется в Европу. О планах роста экспорта углеводородов производителями из Соединенных Штатов десятки статей уже написаны в польской прессе. Есть также новые перспективные месторождения у побережья Кипра, запланирован трубопровод из Алжира в Италию и из Марокко в Испанию. Как правило, рынок сжиженного газа (СПГ) медленно, но все большей степени становится мировым рынком, и эта тенденция не может быть остановлена в долгосрочной перспективе.

Если Россия за кредитные деньги (потому что вторая ветка строится за дорогие кредиты) хочет построить и утопить это в Балтике, пусть это сделает. Польша и Европа должны позаботится о том, чтобы Россия продавала газ так дешево, чтобы все это грандиозное мероприятие окажется нерентабельным.

 

Источник: Marek Budzisz