Авантюра Путина: борьба с ИГИЛ или поддержка Асада?

Putin and Assad

Вооруженный конфликт в Сирии принято называть гражданской войной, хотя этот часто используемый в СМИ термин не вполнеточно отображает ситуацию.

Прежде чем анализировать его причины, надо заметить, что с учетом вовлеченности в этот конфликт вооруженных сил ряда арабских государств и вмешательства России, его вполне обоснованно можно назвать международным. Участие вооруженных сил РФ в боевых действиях на стороне официального Дамаска лишь увеличивает риск эскалации конфликта.

Причины возникновения сирийского кризиса можно условно разделить на внешние и внутренние. Внешние стоит рассматривать в контексте так называемой «арабской весны» - серии массовых антиправительственных выступлений, закончившихся свержением правящих режимов в государствах Ближнего Востока и Северной Африки. Эти события решающим образом повлияли на настроения широких слоев сирийского общества - для сирийского народа «арабская весна» стала примером успешной борьбы против авторитарных режимов. В результате падения режимов М. Каддафи - в Ливии и Х. Мубарака - в Египте действующий президент Сирии Башар Асад лишился своих традиционных союзников, а продолжающиеся с момента падения режима С. Хусейна, боевые действия в Ираке создали условия для распространения ситуации нестабильности на Сирию.

Среди внутренних причин сирийского конфликта стоит выделить следующие. Многолетняя засуха (с 2006 по 2010 годы), привела к сокращению площади сельскохозяйственных земель и пастбищ. Это спровоцировало рост безработицы и массовое переселение сирийцев в города. Только в 2011 году в Алеппо переселилось более 200 тысяч человек, среди которых были и беженцы из Ирака. Руководство Сирии не только не предприняло существенных шагов по преодолению продовольственного кризиса, но и ответило жестокими репрессиями даже на незначительные акции протеста. Кроме того, не стоит игнорировать и тот факт, что доминирование алавитов в высшем политическом руководстве Сирии создавало предпосылки для обострения религиозного конфликта между алавитами и сунитами. Как известно, действующий президент Сирии Башар Асад, а также значительная часть политического руководства страны принадлежат к алавитам, в то время как более 82% населения Сирии являются суннитами. Религиозные противоречия усугублялись крайней коррумпированностью и неэффективностью государственной власти. Таким образом, вооруженный конфликт в Сирии был обусловлен целым комплексом причин. И среди них не последнюю роль сыграло применение правительством необычайно жестоких мер, направленных на подавление мирных акций протеста, что привело к многочисленным жертвам среди демонстрантов. Началом гражданской войны в Сирии принято считать восстание в городе Дераа (мухафаза Даръа, юго-запад Сирии) 20 марта 2011 года, которому предшествовал арест и жестокое избиение школьников, писавших антиправительственные лозунги на стенах домов. Активными участниками восстания стали также члены организации «Братья - мусульмане», принимавшие участие в свержении режима Х. Мубарака в Египте. Протесты в Сирии 2011 года были в основном мирными, однако отмена президентом Асадом режима чрезвычайного положения и использование спецподразделений полиции, а позднее вооруженных сил, для подавления массовых демонстраций, привели к эскалации конфликта. Неоправданно жесткие меры, такие как операция в Джиср-эш-Шугур (6.06.2011) и расстрел массовой демонстрации в Дамаске (27.08.2011) привели к формированию оппозицией вооружённых отрядов (под названием «Сирийская Свободная Армия») и к потере центральной властью контроля над юго-востоком страны.

С 2013 года одной из сторон вооруженного конфликта в Сирии стало «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ). Появление этого государственного образования обусловлено целым рядом причин, одной из которых стала неспособность американской оккупационной администрации Ирака установить контроль над западными провинциями. Фактическое безвластие позволило радикальным организациям исламистов суннитской направленности, объединить усилия для создания так называемого «Исламского государства Ирака» в 2006 году. В 2013 году это образование уже имело в своем распоряжении достаточно ресурсов для активного участия в сирийском вооруженном конфликте. Надо отметить, что восточной границы между Сирией и Ираком не существует, поэтому ни официальный Дамаск, ни вооруженная оппозиция не могут контролировать перемещение живой силы и техники ИГИЛ на территорию Сирии.

Кроме крайне неоднородной вооруженной оппозиции и ИГИЛ, в конфликте участвуют силы так называемого Сирийского Курдистана, которые контролируют север страны. Курды ведут боевые действия против ИГИЛ на территории мухафазы Идлиб и частично на территории мухафаз Ракка и Хасеке.

Решение президента РФ Путина предоставить военную поддержку режиму Башара Асада под предлогом борьбы с терроризмом и в частности с ИГИЛ, является чистой воды авантюрой. Вмешательство России будет только способствовать переходу конфликта с регионального уровня на международный. К тому же, авиаудары российских ВВС нацелены отнюдь не на позиции ИГИЛ, а напротив - имеют своей целью уничтожение вооруженной оппозиции, противостоящей правительственным войскам Б. Асада. В этом контексте, якобы случайное падение на территории Ирана российских ракет, «нацеленных на ИГИЛ», позволяет сделать вывод, что РФ стремится вынудить Иран вмешаться в вооруженный конфликт. После недавнего снятия с Ирана санкций США и Евросоюза, участие в войне на стороне Б.Асада, сорвет его выход на нефтяной рынок. А, как известно, Иран является одним из конкурентов России на нефтяном рынке. Таким образом, главной целью участия России в вооруженном конфликте на Ближнем Востоке являются провокации, эскалация напряженности и втягивание других стран в конфликт, последствия которого очень сложно прогнозировать.

В краткосрочной перспективе, авиаудары РФ позволят сирийским правительственным войскам получить превосходство над вооруженной оппозицией, не имеющей своих ВВС. Однако можно ожидать, что вслед за этим последует поддержка вооруженной оппозиции государствами Лиги Арабских государств и, возможно стран-членов НАТО, которая может выражаться в непрямых поставках систем ПВО. Наличие у оппозиции средств ПВО, нивелирует преимущество правительственных сил, и тогда, безусловно, встанет вопрос об участии России в полноценной наземной кампании. Что в свою очередь приведет к ужесточению санкций против РФ и вынудит международное сообщество ввести беспилотную зону над Сирией.

На данном этапе оказание Россией военной помощи официальному Дамаску с использованием военно-воздушных сил вряд ли приведет к уничтожению вооруженной оппозиции. Поддержка России позволит режиму Башара Асада сохранять власть лишь до момента оказания государствами-членами ЛАГ открытой военной поддержки сирийской оппозиции. При отказе РФ от проведения наземной военной кампании сохранение режима Башара Асада представляется маловероятным.