Он давно не может уйти

"Красуйся, счастлива Россия! Восторгом радостным пылай …". Чрез итальянскую газету Путин поведал россиянам о своих планах.  

Беспомощность сквозит в сером, как старый асфальт, интервью Путина миланскому "Вечернему курьеру". Ни идей, ни силы, много слов, стертых от частого употребления. И сквозь читанный референтами текст - старческая вялость.

Главное место в интервью Путина, основное, что все хотели услышать, - когда он, наконец, оставит нашу страну в покое:

"Впереди ещё пять лет напряжённой работы. И при такой стремительной динамике, которую мы сейчас наблюдаем в мире, трудно делать прогнозы. Поверьте, сейчас мне есть чем заняться, в том качестве, в котором нахожусь".

Говорит - "в мире", но разумеет - "в России".

Конечно, "есть, чем заняться". Главное – сохранить за своей мафиозной группой власть. Противостоять своему народу, который все больше понимает, что за 20 последние лет его обманули, на нем обогатилась правящая группа, украв у страны будущее. Не оставив ей шансов обойтись без больших потрясений.

Конечно, "трудно делать прогнозы". Об исходе этого противостояния – "напряженной работы". О жертвах, которые будут принесены гражданами и о результатах, к которым придет наша страна после ухода правящей мафии и превращения России в нормальное демократическое государство.

Уходить Путину некуда. 20 лет сидят у власти не для того, чтобы уходить. Обогащаются на власти не для того, чтобы уходить. Уничтожают выборы и свободу слова не для того, чтобы уходить. Начинают и ведут преступные войны (с Украиной) не для того, чтобы уходить.

Уйти ему нельзя. Уйти его можно. И нужно. Чем скорее – тем лучше.