Нефть в обмен на белорусские поцелуи

ashole.jpegПосле года затяжного торга с Россией Белоруссия снова получила от Москвы беспошлинную нефть, $1,6 млрд кредитов и еще ряд весомых «плюшек», хотя всем понятно, что Белоруссия не собирается ни за что платить. Все это наводит на мысль: Лукашенко просто незаменим для Путина в качестве лидера соседней страны

 

Помните диалог двух вояк из фильма «ДМБ»: «Видишь суслика? — Нет. — И я не вижу. А он есть»? То же самое можно сказать и про Союзное государство России и Белоруссии (СГРиБ), которое 2 апреля отметило свое 20-летие: его никто не видит, а оно есть. И при этом Александру Лукашенко до сих пор удается использовать этот фантом для решения экономических проблем своей страны.

Никаких торжеств по поводу юбилея Союзного государства в 2017 году не гремело ни в Минске, ни в Москве. Вместо этого президенты двух союзных стран встретились в Санкт-Петербурге. Закончилось все, впрочем, традиционно: глава Белоруссии получил от России все, что хотел.

Единственная уступка, на которую пошел белорусский президент, — выплата накопившегося долга за российский газ. Правда, из российских же денег. Зато перечисление бонусов, полученных Минском от Москвы, впечатляет: $1 млрд межгосударственного кредита на поддержку бюджета, два транша кредита Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР) на $600 млн, а еще рефинансирование выплаты по госдолгу Белоруссии в 2017 году на сумму около $800 млн. Кроме того, Россия возобновила поставки беспошлинной нефти в прежнем объеме — 24 млн тонн в год, предоставила скидку на газ и разрешила Белоруссии оставлять себе пошлины от реэкспорта 6 млн тонн нефти в год. Путин и Лукашенко договорились также отменить обязательства Белоруссии по поставке не менее 1 млн тонн нефтепродуктов в РФ, что принесет Минску минимум $150 млн дополнительного дохода.

 «За 10 лет, с 2005 по 2015 год, Москва потратила на поддержку белорусской экономики $106 млрд».

И такое происходит не впервые. По оценке МВФ (данные сентября прошлого года), за 10 лет, с 2005 по 2015 год, Москва потратила на поддержку белорусской экономики $106 млрд. В разные годы, по подсчетам МВФ, объем «общей чистой поддержки» со стороны России варьировался от 11 до 27% белорусского ВВП.

 

Первый опыт 

Бывший директор убыточного совхоза, в середине 1994 года ставший президентом Белоруссии, быстро сообразил, как монетизировать свой новый статус. Наиболее очевидным на тот момент способом извлечения прибыли было использование выгод транзитного географического положения Белоруссии при отсутствии таможенной границы с Россией (она была ликвидирована в 1995 году).

В стране появились такие структуры, как Фонд Махмуда Эсамбаева и компания «Торгэкспо», созданная под эгидой Управления делами президента. Лукашенко освободил их от уплаты таможенных пошлин на ввозимые товары. Работали эти фирмы по одной бизнес-схеме: закупали на Западе дешевые товары и переправляли их в Россию. Через «Торгэкспо», к примеру, импортировались алкоголь, табак, автомобили, куриные окорочка, одежда, а через Фонд Эсанбаева — те же окорочка, свинина, сахар и другие продукты.

Схема транзита проработала около года. Прикрыть бизнес пришлось после того, как белорусские участники процесса отказались делиться многомиллионной прибылью с российскими партнерами.

Тогда в окружении Лукашенко придумали другую схему: привлекать давальческое сырье для загрузки мощностей семи десятков белорусских спиртзаводов. На предприятия привозили зерно и после переработки забирали безакцизный спирт. Многие из давальцев были подставными фирмами, которые наладили в России масштабное производство нелегальной водки из этого спирта. В результате российский бюджет потерял около $1 млрд, и в 1997 году Москва ввела полный запрет на ввоз спирта из Белоруссии.

 

Нефть в обмен на поцелуи

В 1996 году Борис Ельцин и Александр Лукашенко запустили проект Союзного государства. С одной стороны, за прошедшие 20 лет не выполнены главные пункты Союзного договора: не введена единая валюта и не принят Конституционный акт Союзного государства. С другой, и в Минске, и в Москве вспоминают про СГРиБ, как только той или иной стороне нужно что-то получить от партнера.

В том же 1996 году Ельцин и Лукашенко заключили соглашение, которое журналисты назвали «Нефть в обмен на поцелуи»: Москва поставляет Минску энергоносители по ценам намного ниже мировых, а взамен получает политическую поддержку во всех начинаниях. Кроме того, Белоруссия прикрывает западные рубежи РФ. Это соглашение, пусть неоднократно модифицированное, фактически действует до сих пор. Через поставки нефти и газа (плюс межправительственные кредиты) Россия субсидирует белорусскую экономику. При этом западный партнер не упускает возможности нагреть руки за счет восточного соседа.

Показательна история 2011-2012 годов, когда белорусы наладили т.н. растворительно-разбавительный бизнес. Под видом растворителей и разбавителей, не облагавшихся экспортной пошлиной, которой пришлось бы делиться с РФ, на Запад из Белоруссии хлынул бензин, переработанный из российской сырой нефти. За несколько месяцев Беларусь стала крупнейшим поставщиком этой продукции на европейском рынке. Затем разгорелся скандал, в результате которого поставки сырой нефти на белорусские нефтеперерабатывающие заводы стал контролировать пул крупнейших российских нефтедобывающих компаний.

«В 1996 году Ельцин и Лукашенко заключили соглашение, которое журналисты назвали «Нефть в обмен на поцелуи»: Москва поставляет Минску энергоносители по ценам намного ниже мировых, а взамен получает политическую поддержку во всех начинаниях. Кроме того, Белоруссия прикрывает западные рубежи РФ»

Ну а история с реэкспортом западных продуктов через Белоруссию после введения Россией продуктового эмбарго и так у всех на слуху.

 

Замороженный союз

В 2007-м политическая интеграция двух стран застопорилась. «От нас требуют вступления в состав России… Я не хочу похоронить суверенитет и независимость моей Беларуси…», — заявил тогда Лукашенко.

Между тем, по первоначальному плану к этому времени Союзное государство должно было иметь единую валюту (российский рубль), единый парламент, единый кабинет министров и другие органы верховной власти, символику (флаг, герб, гимн), унифицированное законодательство. Как стало понятно позднее, камнем преткновения оказалась единая валюта: Лукашенко понял, что при таком раскладе он попадет в экономическую зависимость от России. Белорусский лидер предложил: пусть Минск будет вторым эмиссионным центром российского рубля, не подконтрольным Москве. В Кремле идею батьки восприняли как неудачную шутку. И с этого момента все остановилось. Недоделанный СГРиБ превратился в символ вроде СНГ. И только осваиваемый ежегодно союзный бюджет (доходная часть в 2017 году - 6 млрд 712,2 млн руб., расходная - 4 млрд 873 млн руб.) свидетельствует о том, что это странное образование до сих пор существует. Вот только зачем?

«Белорусский лидер предложил: пусть Минск будет вторым эмиссионным центром российского рубля, не подконтрольным Москве. В Кремле идею батьки восприняли как неудачную шутку. И с этого момента все остановилось».

 

Цена странной дружбы

Лукашенко и Путин терпеть друг друга не могут — в этом мнении единодушны практически все эксперты. Поэтому, наверное, российский президент периодически предлагает то «отделить мух от котлет» в отношениях двух стран, то «войти (Белоруссии) в состав России шестью областями». Что же вынуждает президента РФ, несмотря на все трения, регулярно поддерживать белорусского коллегу — и прежде всего экономически?

putin-lukashenko.jpg

«За экономические преференции Лукашенко расплачивается политическими услугами. Для Путина как политика жизненно важен легитимный союзник, который поддерживает его во всех международных делах, – пояснила NT белорусский политик Ольга Карач. – Абхазия, Южная Осетия или, скажем, Приднестровье такими союзниками быть не могут — они почти никем в мире не признаны. А Белоруссия — легитимное государство, сооснователь и член ООН. И Белоруссия поддерживает все российские действия на международной арене — от бомбежек Сирии до любых интеграционных инициатив в бывшем СССР». Кроме того, россияне относятся к белорусам совсем не так, как к украинцам, прибалтам или полякам, отметила Ольга Карач: их воспринимают как верных друзей, братьев-славян, которым надо помогать, и Путин просто действует в русле этих настроений. По мнению эксперта, надо учитывать и довольно высокий рейтинг Лукашенко в России: согласно опросам последних 20 лет, Лукашенко стабильно занимает второе-третье место по популярности среди политиков.

Большую роль играет и экономический фактор: все белорусские производства ориентированы на российский рынок. Лукашенко любит рассказывать, что товарооборот Белоруссии с Россией и с Евросоюзом почти равны — примерно по 45%. Вот только в Европу Белоруссия поставляет лес, продукты нефтепереработки, удобрения, металлопрокат, а в РФ — промышленную продукцию: трактора и автомобили, станки, электронику и оптику. Многие изделия из категории «сделано в Беларуси» в России или не выпускаются вовсе (например, колесные шасси для ракетных комплексов), или их производство обходится слишком дорого, и белорусы закрывают эти потребности. Кроме того, до недавних пор Белоруссия в значительной степени кормила Россию, поставляя продукты питания.

За полтора месяца, минувшие с последней встречи Путина и Лукашенко в Санкт-Петербурге, тезис о том, что за экономические преференции глава Белоруссии расплачивается политическими услугами, получил подтверждение. Прежде всего, это его отказ от демонстративной ориентации на Запад. Напомним, 15 марта белорусский президент на встрече с министром иностранных дел Бельгии Дидье Рейндерсом называл себя сторонником Евросоюза, нахваливал США и Дональда Трампа. А уже 6 апреля, через три дня после переговоров с Путиным, заявил в телеинтервью: «Для нас опасно, что НАТО активизировалось у наших границ. Надо понимать, что это прежде всего у белорусских границ. И надо, чтобы европейцы, натовцы и США понимали, что в противовес им мы создали совместную группировку на территории Беларуси и на западе России».

«На территории Белоруссии находятся два важных российских военных объекта: станция дальней связи с подлодками и радиолокационная станция системы предупреждения о ракетном нападении. Пока Лукашенко у власти, эти объекты в безопасности».

Есть еще одна причина вынужденной любви Москвы к Минску. На территории Белоруссии находятся два важных российских военных объекта: станция дальней связи с подлодками и радиолокационная станция системы предупреждения о ракетном нападении. \

Пока Лукашенко у власти, эти объекты в безопасности.

Но любой, кто придет ему на смену в результате честных выборов, скорее предпочтет выстраивать отношения с Западом, а не с Россией.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Интересные блоги