«Курск» Томаса Винтерберга: европейская драма о гибели российской подлодки, в которой нет Владимира Путина

b_471_314_16777215_00_images_19_06_-CNkFRLL3wT84V40BDZW7g.jpgИ редкий фильм, который стоит смотреть в дубляже

27 июня в российский прокат выходит фильм датского режиссера Томаса Винтерберга «Курск» — драма о гибели российской подводной лодки. Спродюсировал картину Люк Бессон, главные роли сыграли Колин Ферт, Макс фон Сюдоф, Лея Сейду. Кинокритик «Медузы» Антон Долин объясняет, почему эта эпическая картина о пренебрежении к людям не стала хуже от простодушной драматургии или неверных деталей.

Это редчайший фильм, которому идет русский дубляж. Все отмечали, как неловко звучит русский акцент в исполнении превосходных европейских актеров, но теперь этот зазор исчез, и сразу пропало желание искать в «Курске» клюкву. Хотя такие поиски — любимый спорт для всех, будь они либералами или патриотами, в кавычках или без.

Вероятно, таким образом зрители из России справляются с травмой непроговоренности. Доходит до претензий совсем мелочных. Довелось слышать и о том, что «Курск» затонул в 2000 году, а концерт Metallica в Москве (его по сюжету смотрят подводники) прошел девятью годами раньше — хотя, судя по финальным титрам, авторы картины прекрасно это знают, и ничто не указывает на то, что выступление показывают в прямой трансляции. Говорят и о том, что дети моряков собирают грибы якобы ради пропитания, а ведь зарплаты их отцов не так ничтожны (будто дети не могли просто так собирать грибы). И песни с рефреном «У моряка, у моряка и сердце твердо, и рука» никогда, видите ли, не существовало.

Наверняка, если ставить такую цель, то неточностей здесь можно выловить сколько пожелаешь. Однако стоит сделать три важные поправки.

Первая: продюсер Люк Бессон и режиссер Томас Винтерберг сделали все возможное, чтобы претензий на документальность в их драме не было.

Вторая: Минобороны РФ отказало авторам картины в помощи и консультациях, снимали ее не в России.

Наконец, третья: положа руку на сердце, многие ли из нас точно знают, как жили почти 20 лет назад подводники Северного флота? 

Трагедия «Курска» стала известной всему миру — мир имеет право на фильм о ней, и Бессон с Винтербергом очень старались без всякой конъюнктурности рассказать эту историю средствами игрового кино. Благородно их решение не заниматься выяснением личной вины Владимира Путина — автора печально известной формулы «она утонула», — и вовсе стереть его из фильма, распространив эту лапидарную формулу до живой драмы людей, оказавшихся заложниками обстоятельств. В их числе и несчастный случай на подлодке, и неповоротливость российской бюрократии, и сама природа. При этом, не достигая того уровня проработки деталей, которым прославился сериал «Чернобыль», фильм Винтерберга честно стремится к точности в самом важном, пусть и прокалываясь в незначительных мелочах.

b_833_555_16777215_00_images_19_06_OvD40qgbHUhLuVkn0-LiQg.jpg

Важно немыслимое для европейца пренебрежение к частным человеческим судьбам, ставшее в России тягостной аксиомой и для тех, кто считает эту жертвенность естественной, и тех, кто проклинает ее. Это, а вовсе не цензура, и есть главная причина, по которой такой фильм не сняли и не могли снять у нас. Сдержанное, но настоящее неравнодушие, за которым спрятана затаенная искренняя боль, — чувства одного из второстепенных героев фильма (главного здесь, впрочем, нет), английского адмирала Дэвида Расселла, превосходно сыгранного Колином Фертом. Он хочет помочь умирающим на подлодке морякам, но не допущен туда военными чиновниками. Трудно не провести параллель с Бессоном и Винтербергом, которых не подпустили к материалам по гибели «Курска» по точно той же причине: «Там слишком много государственных секретов». 

Ферт полностью вписывается в штамп благородного британца, для которого свято морское братство. Практически то же самое можно сказать обо всех героях фильма, в котором замысел и сценарий напоминают энергичную эмоциональную музыку той же Metallica (впрочем, оригинальный саундтрек Александра Деспла несколько тоньше). Известный по «Тони Эрдману» немец Петер Симонишек (честный пожилой служака адмирал Грузинский, который не может пойти против тупого безразличного начальства), великий швед Макс фон Сюдов (то самое начальство — адмирал Петренко), снабженная пугающей челкой красавица-француженка Леа Сейду (беременная жена капитана Аверина с «Курска»), мужественный бельгиец Маттиас Шонартс (тот самый Аверин, герой и стоик, берущий лидерство над командой умирающих подводников) — каждый из персонажей нарисован одной жирной краской, лишен какой бы то ни было сложности и неоднозначности. Но перед нами эпос о трагической гибели экипажа, эдакая «Песнь о Роланде», где не место психологическим играм и социальным спекуляциям. Неоспоримая эффектность в этой прямолинейной стратегии есть — она действует так же сильно и моментально, как баллада пресловутой Metallica, услышанная вживую.

b_795_530_16777215_00_images_19_06_refqUseBag3Xw_N35Ys-OQ.jpg

Не один иронический комментарий посвящен приглашению Винтерберга режиссером этого проекта — все-таки, продюсерского. Дескать, Бессон погуглил и узнал, что у датчанина есть картина под названием «Субмарино» (семейная драма о наркомании), и по этому принципу его выбрал. Безусловно, «Курск» предельно далек от легендарного «Торжества», с которого началась слава Винтерберга, хоть и включает в себя начальную сцену застолья с тостом. Но формальное мастерство режиссера никуда не делось: он явно сопереживает своим героям, даже третьестепенным, и ни в одной сцене не ставит визуальность голливудского типа выше человеческой драмы. Главная заслуга здесь — выдающегося оператора Энтони Дод Мэнтла, соратника Винтерберга с его дебютной ленты, позже работавшего с Ларсом фон Триером, Дэнни Бойлом и Оливером Стоуном. И эпическое исчезновение лодки в морской пучине, и сновидчески-поэтичные подводные съемки, и репортажно-нервные сцены катастрофы, напоминающие о стилистике «Догмы 95», превращают «Курск» в захватывающее зрелище, с лихвой компенсируя огрехи простодушной драматургии. 

Пожалуй, это тот самый случай, когда на любые претензии со стороны российских зрителей наконец-то можно возразить: «Не нравится этот „Курск“? Снимите свой, лучше».    

 

 

Кинокритик «Медузы» Антон Долин