О судьбах «миллионщиков» рухнувшей империи Романовых


b_480_320_16777215_00_images_17_03_000000000.jpgК 100-летию февральской революции — о судьбах «миллионщиков» рухнувшей империи Романовых.

В начале XX века в России жили богатые люди. Они владели фабриками, рудниками, банками. Они конкурировали с иностранными производителями, боролись за «легкие» бюджетные деньги, избирались в Государственную думу, щедро жертвовали на искусство. Кто они были, как создали свое богатство? И что с ними произошло после революции 23 февраля (по новому стилю) 1917 года?

 

Мы оценили богаство крупнейших предпринимателей дореволюционной России. К итоговым цифрам следует подходить осторожно — это, скорее, ориентиры. Чтобы полнее представить весь деловой мир начала XX века, взят промежуток от 1900-го до Первой мировой. (Война существенно изменила расклад сил — выросла инфляция, одни компании прогорели, другие сказочно обогатились на «госзаказах» для армии). За пределами списка остались именитые дворяне, чьи гигантские состояния целиком заключались в землях, исключение сделано лишь для тех аристократов, кто не гнушался бизнеса.

 

Как мы считали

Состояния богатейших предпринимателей Российской империи оценивались на основе сведений, содержащихся в исторической и историографической литературе. Первоисточники: свидетельства современников и родственников, публикации в прессе, завещания, а также результаты анкетирования эмигрировавших предпринимателей и их наследников в начале XX века (два последних источника исследованы Ю.А. Петровым). Все численные оценки приведены в золотых рублях. Золотой рубль был введен в 1897 году и равнялся примерно $0,5 (по курсу того года). Если не указано иное, оценка дана по состоянию на 1914 год.

Один золотой рубль начала XX века равняется примерно $12 по курсу 2017 года. Это означает, что состояние Николая Второва, №1 в списке, превышало $720 млн.

Для справки: средний месячный заработок промышленного рабочего в начале века составлял 12–28 рублей, председателя кабинета министров — 2500 рублей. Фунт (410 г) ржаного хлеба в Московской губернии стоил в среднем 2 копейки, фунт говядины — 14 копеек.

 

Николай Второв

 

Состояние: свыше 60 млн руб (более $720 млн по сегодняшнему курсу)

Сфера деятельности: торговля, промышленность, банки

За деловую хватку и умение разрешать сложные конфликты Николая Александровича Второва (1866-1918) называли «сибирским американцем». Сын иркутского купца 1-й гильдии унаследовал вместе с братом 13,6 млн рублей и в 1897-м перебрался в Москву.

Став единоличным владельцем торгового товарищества «А.Ф.Второва сыновья», он десятками скупал компании и банки. Ему принадлежали акционерное общество «Поставщик» (военные заказы), Московский промышленный банк и Донецко-Юрьевское металлургическое общество. Кроме того, Второв, как сказали бы сейчас, инвестировал в создание новых производств. Им были основаны первые в России фабрики химических красителей, завод «Электросталь», Московское товарищество автомобильного завода «АМО» (совместно с Рябушинскими, ныне ЗИЛ). В годы Первой мировой синдикаты Второва перешли на военные заказы, принося промышленнику сверхприбыли.

После Октября 1917 года, по утверждению ряда историков, Второв выразил лояльность новой власти, но в мае 1918-го был убит при невыясненных обстоятельствах.

Позже в московском особняке Второва разместилась резиденция американского посла («Спасо-Хаус»). А из поселка при сталеплавильном производcтве вырос город Электросталь в Московской области.


Семейство Нобелей

 

Состояние: около 60 млн руб (около $720 млн по сегодняшнему курсу)

Сфера деятельности: машиностроение, нефть

Династию основал шведский изобретатель-неудачник Эммануэль Нобель, бежавший в 1833 году в Россию от долговой тюрьмы. Основанные им в Петербурге два машиностроительных завода (первый — в кредит) выпускали продукцию для военно-морского ведомства — в частности, канонерские лодки и морские мины, изобретенные самим Нобелем. После окончания Крымской войны, когда поток военных заказов иссяк, Нобель-старший с трудом расплатился с кредиторами и вместе с сыновьями Альфредом и Эмилем вернулся в Швецию. (Альфред — сам изобретатель — основал позже знаменитую Нобелевскую премию.)

Российскую компанию возглавил его сын Людвиг (1831–1888) — предприниматель-интеллектуал, изучавший геологию, политэкономию и владевший пятью языками. В начале 1870-х его брат Роберт (1829-1896) заинтересовался нефтедобычей в Баку. В 1879 году братья создали товарищество «Братья Нобель» («Бранобель»), которое потеснило с рынка главного поставщика керосина в Россию — Standard Oil. Братья построили более десятка нефтеперегонных заводов, первые в России нефтепроводы и нефтехранилища и первые в мире танкеры. Газеты писали, что благодаря техническим новшествам Нобелей «русский керосин так подешевел, что стал доступен каждой деревне».

После смерти Людвига нефтяное дело возглавил старший сын Эммануэль (1859-1932). С началом Первой мировой войны доходы предприятия Нобелей выросли. Сказались военные заказы и увеличившийся спрос на нефтепродукты для нужд транспорта. Однако уже к концу 1916 года кризис, охвативший экономику России начал сказываться и на Нобелях.

После февральской революции экономическая ситуация в стране продолжила стремительно ухудшаться, октабрьский переворот ускорил этот процесс. В июне 1918 года советское правительство выпустило декрет о национализации нефтяной промышленности, где на тот момент были сосредоточены основные активы Нобилей. После этого семья покинула Россию. Фактический глава семейства, Эммануил Людвигович Нобель, уехав из России, постепенно отошел от бизнеса и в 1932 г. умер в Швеции.      

 

Семейство Морозовых

 

Состояние: свыше 44 млн руб (более $528 млн)

Сфера деятельности: текстильная промышленность, торговля

Все представители этой крупнейшей династии текстильных фабрикантов были старообрядцами. Они обходились без привлечения иностранного капитала и без заемного финансирования от банков. Основатель семейного дела крепостной крестьянин Савва Васильевич Морозов начинал в 1790-х с капитала в 5 рублей (приданое жены), а в 1820-м выкупил себя и сыновей из крепостной зависимости за 17 000 рублей ассигнациями. К началу ХХ века текстильная империя Морозовых входила в число крупнейших в России.

Самый известный из клана — Савва Тимофеевич Морозов (1862–1905) возглавлял товарищество Никольской мануфактуры (одна из крупнейших на то время в стране) и занимался меценатством (в частности, поддерживал МХАТ). В 1905 году за попытку привлечь рабочих к управлению и участию в прибылях, а также за «связь с социалистами» был отстранен матерью Марией Федоровной — главной пайщицей и распорядительницей отцовского капитала — от управления фирмой. В том же году Савва Морозов погиб при до конца не выясненных обстоятельствах. По одной из версий — покончил с собой.

Его мать скончалась в 1911 году. Свое состояние (около 30 млн рублей) Мария Морозова оставила детям и внуками, выделив около 930 000 рублей на благотворительность.

В 1918 году предприятия Морозовых были национализированы. Судьбы членов многочисленного семейства сложились по-разному.

Зинаида Григорьевна, вдова Саввы Морозова, успевшая к 1917 году еще раз выйти замуж и развестись, осталась в России. Жила в Москве, в Староконюшенном переулке, затем перебралась в подмосковное село Ильинское. Не имея средств к существованию, была вынуждена продавать вещи и украшения. В 1927 (по другим данным в 1930) году ей была назначена пенсия в 120 рублей благодаря поддержке Немировича -Данченко за вклад её супруга в создание МХАТа. Скончалась в 1947 году, была похоронена в Ильинском, а затем перезахоронена на старообрядческом Рогожском кладбище в семейном склепе Морозовых.

Младший брат Саввы Морозова, Сергей, одно время был управляющим Никольской мануфактуры, однако основным делом его жизни был «Кустарный музей», который он возглавил в 1890 году. Основу коллекции музея составили изделия русских народных промыслов и прикладного искусства. После национализации имущества Морозовых, музей так же перешел в собственность государства. Сергей Морозов не решился бросить свое детище и какое-то время работал в музее в качестве консультанта. В 1925 году он покинул Россию, жил в Париже, где и умер в 1944 году. Похоронен на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа. Коллекции «Кустарного музея» Сергея Морозова сегодня можно увидеть в экспозиции Всероссийского музея народного и прикладного искусства.

Старший сын Саввы Морозова, Тимофей, был расстрелян большевикам во время Гражданской войны. Младший сын - Савва, окончил институт инженеров транспорта. Был репрессирован. Позже работал переводчиком в Мострансе, инженером по строительству мостов и скончался в 1964 году.  

 

Семейство Вогау-Марк

 

Состояние: 41 млн руб.  ($492 млн)

Сфера деятельности: торговля, промышленность, банки

Старт бизнес-карьере немецкого дворянина Максимилиана (Максима) фон Вогау  (1807—1890) дала удачная женитьба — спустя 12 лет после его приезда в Россию на начинающего коммерсанта положила глаз дочь текстильного фабриканта Рабенека.

В 1840 году вместе с братьями Фридрихом (1814–1848) и Карлом (1821–1870) Вогау открыл в Москве торговлю «химическими и колониальными товарами». Сделав состояние на продаже чая, братья Вогау затем активно инвестировали в промышленность и банковское дело. В 1870-х годах в бизнес на правах партнера вошел Мориц Марк, зять Максимилиана Вагау.

К 1914 году семейное предприятие «Вогау и Ко», которое возглавлял Гуго Марк (1849–1918), разрослось в крупнейший в стране многопрофильный концерн. Вогау владели металлургическими заводами на Урале, монопольно торговали медью, имели интересы в цементном, сахарном, текстильном, угольном бизнесе и продолжали торговать чаем.

После начала Первой мировой войны торговый дом, принадлежащий немцам, оказался под ударом. Семья Марк-Вогау пытались исправить ситуацию. Мориц и Гуго Марк перешли в русское подданство. Для организации в Москве лазарета для раненых фирма пожертвовала около 900 000 руб. Но все оказалось зря. Во время «антинемецкого» погрома в Москве в мае 1915 была разгромлена главная контора торгового дома «Вогау и Ко» на Варварке. В 1916 был установлен правительственный надзор за его операциями. В Совете министров обсуждался вопрос о полной ликвидации фирмы. Торговый дом начал продавать свои промышленные предприятия другим финансовым группам.

После Октябрьской революции 1917 имущество совладельцев было национализировано, большинство их эмигрировали в Германию. Последний глава торгового дома — Гуго Марк умер в 1918 году, его жена и младший сын уехали. Однако старший сын — Максим Марк, призванный в армию, остался в России.

К тому времени он уже несколько лет принимал участие в деятельности социал-демократических организаций. В 1917 году вступил в партию «меньшевиков», а с января 1919 года являлся членон ВКП(б). Свое наследство – два жилых дома (сейчас в них размещаются посольство Индии и Институт физической химии им. Карпова), Максим Марк передал в партийную кассу. Cам вместе с семьей переехал в комнату в коммунальной квартире на Арбате.

В 1920 года его исключили из партии как «выходца из социально чуждой среды», но впоследствии решением ЦК ВКП(б) Марк был восстановлен в ее рядах. В последующие годы Максим Марк занимался исследованиями в области радиофизики, преподавал, работал в Наркомате связи. В 1937 году профессор Марк был арестован по обвинению в троцкизме и расстрелян. В 1956 году реабилитирован посмертно.                  

 

Борис Каменка

 

Состояние: около 40 млн руб ($480 млн)

Сфера деятельности: банки

Личность Бориса Абрамовича Каменки (1855 — 1942), одного богатейших банкиров дореволюционной России, окутана туманом слухов и мифов. Известно лишь, что Каменка занимался финансовыми операциями в Таганроге, а в 1903 году объявился в столице, где стал стремительно укреплять свои позиции в финансовых кругах. С 1910 года до самой войны Каменка возглавлял Азовско-Донской банк, который при нем превратился в четвертый по величине коммерческий банк страны (с основным капиталом 50 млн рублей и балансом в полмиллиарда). Кроме того, банкир активно участвовал в деятельности Еврейского колонизационного общества, созданного для организации переселения евреев в Америку. В 1917 году переселисься пришлось самому Каменке — во Францию.

Впрочем, еще в дореволюционный период Азовско-Донской банк получил контроль над парижским Банком северных стран (Banque des pays du Nord). Его Каменка и возглавил, продолжая таким образом активно заниматься бизнесом.

В 1918 году Борис Абрамович был приглашен французским правительством в Париж для налаживания финансовых операций между российскими эмигрантскими кругами и Францией. Каменка выступил в качестве эксперта по российским финансам. Одним из итогов работы стало создание Российского торгово-промышленного союза (Торгпром). В руководство организации вошли  крупнейшие российские промышленники из чила эмигрантов – Сергей Третьяков, Абрам Гукасов, братья Рябушинские и т.д.

Борис Каменка умер и похоронен в Париже в 1942 году.                        

 

Семейство Рябушинских

 

Состояние: 25–35 млн руб. ($300-420 млн)

Сфера деятельности: торговля, промышленность, банки

Основатель династии крестьянин-старообрядец Михаил Яковлев (1787–1858) в 12 лет перебрался из Калужской губернии в Москву, где начал торговать вразнос. Еще до совершеннолетия, сменив фамилию на Ребушинский (по названию слободы), он владел собственной лавкой, а умер «миллионщиком». Его сын Павел Михайлович (1820–1899), сменивший в фамилии одну букву, стал крупнейшим текстильным фабрикантом. От второго брака у него было 16 детей, в том числе 8 сыновей, которым отошло по наследству 20 млн рублей. Пятеро — Сергей, Владимир, Степан, Михаил во главе с Павлом Павловичем продолжили семейное дело.

К началу Первой мировой войны в группу Рябушинских входили мануфактуры, земельные угодья, банки. Банкирский дом Рябушинских первым в России начал публиковать ежегодные балансы и отчеты. Рябушинские вложили деньги в Московское товарищество автомобильного завода «АМО» (ныне ЗИЛ), Рыбинский машиностроительный завод и Механический завод в Филях (ныне ГНПЦ им.Хруничева).

Павел Рябушинский (1871 — 1924), наиболее заметный среди членов семейства в 1917 году, приветствовал Февральскую революцию. Однако вскоре выступил с жесткой критикой решений Временного правительства. Доказывая вред введенной правительством 25 марта хлебной монополии, которая разрушает «торговый аппарат», и предрекая крах экономики после отстранения «торгово-промышленного класса», Рябушинский в частности заявил: »... к сожалению, нужна костлявая руки голода и народной нищеты, чтобы она схватила за горло лжедрузей народа, членов разных комитетов и советов, чтобы они опомнились». Эту фразу Сталин, а затем и большевистская пресса в целом, объявили призывом буржуазии задушить революцию «костлявой рукой голода»

Рябушинский выступил в поддержку Корниловского мятежа, после его поражения отошел от политической деятельности. Находясь в Крыму на лечении, был арестован, но вскоре освобожден Керенским. После октябрьского переворота предприятия Рябушинских были нациоанализированы. Сам Павел Рябушинский в 1920 году эмигрировал в Париж.

В 1921 в связи с началом НЭПа Рябушинский посчитал, что коммунистическое правление изжило себя, и готовился к возвращению для участия в «возрождении России». Узнать, насколько он не прав, Павел Рябушинский не успел. Еще в 1916 году он заболел туберкулезом легких, в 1924 году болезнь свела его в могилу. Был похоронен на парижском кладбище Батиньоль.                                        

 

Николай Коншин

 

Состояние: 25 млн руб. в начале XX века ($300 млн)

Сфера деятельности: торговля, текстильная промышленность

Семейство серпуховских купцов Коншиных было известно с ХVIII века. Николай Николаевич Коншин (1831-1918) вместе  с братьями получил в наследство 2,3 млн рублей; старшему Ивану и младшему Максиму досталось по фабрике, а Николаю — земельные участки в Калужской губернии. И все-таки именно он возглавил семейное дело.Иван тоже разбогател, закупив огромные партии хлопка накануне Гражданской войны в США (когда цена на него резко подскочила), но оставленные им жене 10 млн рублей та употребила на благотворительность.В 1870-х,когда хлопок поставлялся в Россию из Америки и Индии, Николай Коншин обратил внимание на Среднюю Азию, заведя в Туркестане первые плантации и построив там хлопкоочистительные заводы. К 1917 году его серпуховские фабрики превратились в огромный комплекс, уступавший только двум главным мануфактурам Морозовых.

Николай Николаевич Коншин скончался в 1918 году в возрасте 85 лет. В этом же году заканчивается история предприятия Коншиных. 28 июня 1918 года вышел декрет Совнаркома о национализации крупной промышленности; предприятие перешло в собственность государства и был создан Серпуховской хлопчатобумажный трест, сейчас — холдинг «Серпуховской текстиль».                                                  

 

Семейство Гинцбургов

 

Состояние: более 25 млн руб (более $300 млн).

Сфера деятельности: торговля, банки, золотодобыча, сахарная промышленность

Для трех поколений потомков немецких и польских раввинов Россия более века была «золотым дном». Начало династии положил сын витебского раввина Евзель Гинцбург (1812–1878), разбогатевший на торговле и винных откупах.

Перебравшись в Санкт-Петербург, он с сыновьями Горацием и Урией основал банкирский дом «И.Е. Гинцбург» с филиалом в Париже. Благодаря связям с крупнейшими финансистами Европы (Гинцбурги породнились с самими Ротшильдами), банк к 1860-му стал одним из крупнейших в России. Его глава Гораций Гинцбург инвестировал в страховое дело, золотые прииски, железные дороги, пароходство, сахарные заводы. Банкиру даже удалось получить баронский титул. В своей книге «Двести лет вместе» Александр Солженицын упоминает, что барон Гинцбург был вхож к высшим чинам царской администрации. Представители клина подавали ходатайства об изменении правового статуса евреев (проживание за чертой оседлости) и часть пожеланий была удовлетворена.

После кризиса 1892 года, когда правительство отказалось поддержать оказавшийся в долгах банк Гинцбургов и ввело в нем временную администрацию, предприниматели потеряли интерес к банковскому делу и переключились на золотодобычу. Гораций Гинцбург возглавил, а затем установил контроль над богатейшим Ленским золотопромышленным товариществом. Эстафету подхватили сыновья Горация — Александр, Альфред, Владимир и Давид. Под контролем семейного клана находилось около десятка крупных икомпаний — в основном горнодобывающих.

Однако в 1912 году предприятие Гинцбургов получило сокрушительный удар. Волнения рабочих на Ленинских прииска[ закончились кровавым расстрелом. История получила широкую огласку, все правление компании ушло в отставку. Так закончился золотой век Гинцбургов, в 1917 году покинувших Россию. В дальнейшем их следы теряются.                               

 

Балашовы

 

Состояние: свыше 15 млн руб. в начале XX века ($180 млн).

Сфера деятельности: землевладение, промышленность

В отличие от многих «братьев по классу» этот старинный дворянский род отлично вписался в новые капиталистические отношения и даже приумножил родовое богатство. К началу ХХ века обер-егермейстер и член Государственного совета Николай Петрович Балашов с сыновьями Петром и Игорем обладал одной из крупнейших в стране земельной собственностью — 526 000 десятин земли. При цене одной десятины 30 рублей золотом (в 1906–1913 годах) Балашовы могли бы жить припеваючи и не включаясь в бизнес. Однако отец и сын владели еще десятком предприятий в разных частях страны — Симским горным округом на Урале, заводами, винокурнями и пивоварнями, лесопилками, соляными промыслами.

Петр Балашов (1871–1927) по примеру отца успевал заниматься и политикой — был членом 3-й и 4-й Государственной думы, где возглавлял фракцию националистов и последовательно поддерживал Столыпина. Младший брат Игорь больше времени уделял меценатству на посту вице-президента Общества поощрения художников.

К февралю 1917 года Петр Балашов был заметной фигурой в российской политике, в тот месяц он был даже удостоен личной аудиенции с императором Николаем II. Февральскую революцию Балашов не поддержал, во время выступления генерала Корнилова был арестован. Участвовал в Белом движении на Юге России, затем эмигрировал во Францию, оттуда – в Марокко. Принимал участие в белогвардейских объединения русской эмиграции. Богатые земельные угодия Балашовых были розданы крестьянам.    

                           

Абрам Гукасов  Семейство Гукасовых

 

Состояние: около 15 млн руб ($180 млн).

Сфера деятельности: нефть, банки, судостроение

Армянские нефтезаводчики Павел Осипович (1858–?) и Абрам Осипович Гукасовы (Гукасяны) (1872–1969) происходили из купеческой семьи, получили прекрасное образование и сделали состояние на нефтяных промыслах в Баку. Павел занимал руководящие должности в 13 российских компаниях,а его брат (дважды доктор наук, геолог и философ) — в семи. Кроме того, Абрам Гукасов, с 1899 года представлявший в Лондоне «Каспийское товарищество», основал в Англии судостроительную фирму.

Третий брат, Аршак, «решал вопросы» с рабочими — участвовал в вооруженном подавлении массовых забастовок на нефтепромыслах. Сотрудничая с Ротшильдами и Нобелями, братья в то же стремились потеснить «иностранцев» с Каспия и вместе с Манташевыми, Лианозовыми и Путиловым в 1912 году участвовали в создании международной монополии — холдинга «Русская генеральная нефтяная компания» (РГНК). После избрания Павла Гукасова в Государственный совет нефтезаводчик переехал в Петербург, вошел в ЦК партии прогрессистов, а в 1916 году возглавил крупный Русский торгово-промышленный банк.

В 1917 году братья Гукасовы эмигрировали во Францию. Наиболее заметеной фигурой средни них стал Абрам Гукасов, который и до революции вел семейные дела за рубежом. В 1924 году он основал в Париже судостроительное общество нефтеразливных судов Les Petroles d'Outre-Mer. Занимался строительным бизнесом.

Во Франции братья Гукасовы активно участвовали в деятельности «Торгово-финансового и промышленного комитета» (Торгпром), созданного для защиты интересов русских эмигрантов — собственников и предпринимателей. Абрам Гукасов также издавал эмигрантскую газету «Возрождение», финансировал проведение Русского зарубежного съезда в Париже в 1926 году, на котором собрались представители русских диаспор из 26 стран. Скончался в 1969 году в Швейцарии.

 

 

Похожие публикации:

Следующие публикации:

Предыдущие публикации: