Оливье как духовная скрепа

hqdefault.jpgОт обилия предновогодних мимишных "новостей", честно говоря, уже тошнит.

 

Проведу Новый год с семьей, детьми и внуками, рассказывает "третье личико государства" Матвиенко. И, конечно, она будет стоять на кухне, рубить оливье, запихивать селедку под шубу, отливать студень и запекать гуся. Как все остальные простые российские бабы.

 

Ей вторит вице-премьер Голодец – праздник на даче, с внуками.

И министр экономнедоразвития Орешкин тоже с семьей будет оливье трескать:  "мне кажется, в нашей стране главное блюдо – это салат оливье".

Так и хочется спросить, товарищи, вам что, всем одну методичку спустили с опросом ВЦИОМа, где про салат оливье говорится? Или какой-то другой – про семейные ценности? Хоть бы кто-то для разнообразия сказал, а я люблю фуа-гра запивать Dom Perignon. В Швейцарии, на горнолыжном курорте. В компании девушек (или юношей) с пониженной социальной ответственностью. И на праздничный ужин я потрачу больше, чем вы за год работы. А, может, не за один.

Иногда их прорывает. И, кстати, все чаще. Участившиеся сеансы неожиданной откровенности в основном у провинциальных чиновных пупков, говорят о том, что хочется, ну очень уже хочется не только воровать с размахом, но и не стесняться этого. А публично гордиться своей крутизной и избранностью.

Как сенатор Клишас, хвастающийся дорогими часами и псами. Как спец по отбивным, главный наш росгвардеец Золотов, который бахвалится успехами внука в Англии.

Но в основном приходится изображать смиренное служение родине и народу. А отслужив, садиться в свой голубой самолет и лететь. В Лондон, в Майами, на Лазурку. А кто уж совсем невъездной или невыездной – в Сочи, Крым. Или в тайгу на спецохоту.

А потом опять витийствовать на камеры про семейные ценности и любимое оливье, отчизну в кольце врагов и народ, который должен сплотиться, затянув пояса.

Главное слово уходящего года в России – лицемерие.