17.06.2024

На Всемирном экономическом форуме в Давосе обсуждают болезнь Х — эпидемию, которую вызовет неизвестный науке возбудитель. Предсказывают, что это будет не менее опасно, чем COVID-19. Насколько обоснованны пугающие прогнозы.

Откуда ждать болезнь Х

В мире циркулирует много потенциально опасных для человека патогенов, способных вызвать пандемию: SARS, MERS, Эбола, Зика, птичий грипп. Теперь заговорили о неизвестном пока возбудителе болезни Х. ВОЗ ввела это понятие в 2018 году, еще до ковида. В конце 2022-го к поискам подключили группу из трех сотен исследователей.

Это может быть любой микроорганизм или биологический агент: вирус, бактерия, паразит, грибок, прион. По статистике, с 1940 по 2004 год больше половины инфекционных болезней были бактериальной природы, четверть — порождены вирусами или прионными патогенами.

Как правило, новые возбудители человек подхватывает из дикой природы. Но не исключены лабораторные утечки искусственных патогенов. Также предупреждают о возможности применения биологического оружия и биотерроризме. Прецеденты были. Например, в 2001-м американский микробиолог разослал в СМИ и политикам письма со спорами сибирской язвы. Заразились 22 адресата, пятеро погибли.

Переход межвидового барьера

Вспышки вирусных инфекций участились, установили ученые из США, проанализировавшие все события с 1963 года, приведшие минимум к 50 летальным исходам, а также крупные исторические пандемии гриппа. Большинство эпидемий XX века было вызвано зоонозными вирусами, которые циркулируют среди животных и способны заражать людей. Подсчитали, что пять возбудителей — Эбола, Марбург, SARS коронавирус, Нипах и Мачупо — ответственны за 3150 событий. И статистика ухудшается. Если динамика сохранится, к 2050-му число жертв увеличится в 12 раз.

Герман Шипулин, директор по научно-производственной деятельности ЦСП ФМБА России, на конференции «Молекулярная диагностика — 2023» привел в пример птичий грипп, преодолевший межвидовой барьер.
В 2022-2023-м была крупная вспышка среди пернатых по всему миру. В 41 стране — девять тысяч очагов, погибло 69 миллионов особей. По словам ученого, произошла реассортация (смешение геномов) между высокопатогенным штаммом H5N1 и штаммом чайки H13. В результате возник опасный мутант — линия 2.3.4.4.b. H5Nx. Он вызвал массовый падеж птиц в Москве, даже вводили карантин.

Вирус птичьего гриппа стал более опасен и для человека. В нем выявили мутации, усиливающие вирулентность при инфицировании млекопитающих. Так, в Китае с 2014 года заразились 88 человек, 31 погиб — летальность очень высокая.
Все случаи — после контакта с птицей. Однако лабораторные эксперименты в Нидерландах и Японии показали: достаточно внести несколько изменений в геном и станет возможным инфицирование от человека.

Лабораторная утечка или биотерроризм?

У омикрона (линия BA.2), высокотрансмиссивного варианта коронавируса SARS-CoV-2, более 30 замен в спайк-белке. До сих пор неясно, когда и где возникла эта линия, указывает Шипулин. Это породило гипотезу о том, что вирус искусственно отредактировали. В недавнем отчете Центра по безопасности и новым технологиям при Джорджтаунском университете США проанализировали порядка семи тысяч статей, посвященных созданию (удалению) новых функций — gain/loss of function research. Пытаются менять такие характеристики патогенов, как скорость репликации, трансмиссивность, тяжесть симптомов, выживаемость в организме хозяина, устойчивость к лекарствам и вакцинам. Лидируют в этом направлении США, Китай, Япония, Германия, Великобритания.

Не стоит сбрасывать со счетов и возможность лабораторной утечки SARS-CoV-2. В Институте вирусологии в Ухане проводили, вероятно, gain of function research с коронавирусами летучих мышей при финансовой поддержке Национальных институтов здравоохранения США. По-настоящему тщательного расследования того, что там происходило, не было.

Между тем Шипулин напоминает слова академика Виктора Малеева: «Инфекция — это природная вещь, которая подчиняется своим законам. Зачем говорить о биооружии? Природа — самый большой биотеррорист».

Сто дней на борьбу с болезнью Х

Зоонозные вирусы сейчас — главные кандидаты на роль возбудителя болезни Х. По подсчетам, в природе существует порядка полутора миллионов неизвестных патогенов, из которых более половины способны перейти в человеческую популяцию. Ученые из Франции и Германии полагают, что очередная пандемия, скорее всего, возникнет в регионах с высоким видовым разнообразием, поскольку многие животные — это природные резервуары для инфекции.
Особенно богаты на новые вирусы летучие мыши. Почему — пока неясно. Спасает то, что большинство зоонозных инфекций вызывает лишь спорадические заражения. Но дополнительные риски создают воздушно-капельный путь передачи, высокая скорость мутаций, репликации.

Да и сам человек способствует пандемиям. Тут и перемещение людей по миру, и вырубка лесов, и разведение диких животных на фермах ради мяса и меха, и широкое использование пестицидов, антибиотиков, глобальная урбанизация, высокая плотность населения, изменение климата.

В мире реализуют несколько программ, направленных на исследование и предотвращение вирусных инфекций. В России есть «Санитарный щит» Роспотребнадзора. В США до недавних пор была программа по открытию и изучению новых вирусных зоонозных инфекций с большим эпидемическим потенциалом (DEEP VZN). Однако из соображений биобезопасности ее закрыли в сентябре прошлого года.

Международная инициатива — CEPI — призвана бороться с пандемиями посредством быстрой разработки вакцин. Научный журналист из этой организации Кейт Келланд описала перспективы в книге «Болезнь Х: 100 дней на то, чтобы закончить пандемию». При COVID-19 на выпуск первой вакцины ушло 326 дней. Можно ли сократить срок до трех с небольшим месяцев? Автор приходит к выводу, что если половину работы выполнить заранее, в частности подготовить вакцинные библиотеки (против одного-двух вирусов из каждого семейства) и локализовать мощности по производству там, где их не хватает, то цель вполне достижима.